Кирилл Корабельников и Воздушный Змей. Быль

(интервью, даденное сайту kite.spb.ru в гостях у Андрея Захарова
22 ноября двухтысячного году)

***
Андрей:
- У тебя есть фотографии ?
Кирилл:
- Я, конечно, взял с собой фотоаппарат, но все попытки сфотографировать себя и змея заканчивались падениями.
Андрей:
- А вокруг народа не было ?
- Ну, там были какие-то рыбаки.
Андрей:
Экипировку сам покупаешь ?
Кирилл:
- На Лходзе ?
Без комментариев.

***
- Я не помню, где я телефон взял, по-моему, на Диагональном мире. Уже в апреле. Я взял у Андрея аппарат и поехал кататься на Ладогу. Я и параплан-то близко не видел, поэтому первые два часа ушло на борьбу. Я разобрался с тем, чтобы стропы не запутывались, на сём кончился ветер. И я поехал через неделю из Приозерска до малых скал. На плёсе был ветер, и я через некоторое время оказался в полынье, то есть на камне, вокруг которого немного подтаяло. По колено в воде, кругом лёд, в довершение на меня сверху свалился мокрый аппарат. Это был второй опыт. Тут нагрянуло тепло, и я понял, что необходимо ухватить зиму за задницу, в смысле за хвост, и поехал я в Хибины, то есть на озеро Имандра.
Катя:
- Я видела приглашение на Диагональном мире, и люди потом жалели, что поздно его прочитали, уже в мае.
Кирилл:
- Так я и поехал в мае! Приехал в Оленегорск, дошел до озера, и там всё началось. Ветер был боковой, что было в тему, опыт был (см.выше), я тут же поднял аппарат и поехал. У меня было полное самообеспечение, лыжи были ски-тур, короткие, метр семьдесят, ботинки были альпинистские, Аsolo.
Катя:
- Про лыжи: там снег был глубокий ?
Кирилл:
- По-разному. Сначала снег, потом наст, потом вообще непонятно чего. За первые два часа я уехал километров на пятьдесят. Удлинил стропы до тридцати метров, очень оказалось удобно, даже в сильный ветер.
Катя:
- А те рыбаки, они где гнездились - у берега или дальше ?
Кирилл:
- Они гнездились везде, озеро длинное, но узкое. Я успевал заметить их лица... В этот первый день был бакштаг, и торбы ещё не было.
В первую ночь нашёл избушку, там как раз два рыбака сидели, такие настоящие бичи, один долго в Лапландском заповеднике проработал.
Катя:
- А попробовать аппарат не просили ?
Кирилл:
- Да у них ни у кого лыж нет, по озеру ходят пешком.
Катя:
- Нерационально.
Кирилл:
- Во второй день ветра не было, змей вяло поднимался на метр. Я выводил его в зенит, и только там он болтался, но не тянул.
Катя:
- А как, если штиль, вернуться ?
Кирилл:
- Так у меня были ски-тур.
Катя:
- Ах, да !

***
- Я поставил палатку прямо на снегу, солнце светило, и я пол-дня лежал, читал книжку. После этого подул ветер прямой встречный, и я поехал галсами. Ехал я долго, так как ночь полярная, часа в два ночи встал на стоянку в середине Имандры, примерно напротив станции Хибины, на острове.
На третий день с утра подул офигенный ветер, и выяснилось, что змей велик.
- А какой был – семёрка ?
- Да, как только я его уводил выше 20 градусов, боковое сопротивление лыж уменьшалось, и я не мог ходить галсами. Тут я вспомнил, что я не путешествовать приехал, а кататься, и покатил по ветру галсами обратно. За день я уехал почти на место первой стоянки, километров порядка сотни, если считать траекторию. Под вечер ветер уменьшился, и я решил сделать перерыв. Залез в лес, где, известно, ветра нет, пообедал и понял, что рюкзак очень мешает красиво кататься. Так, когда, знаешь, плечом почти задеваешь снег. Поэтому объёмные вещи я переложил в торбу.
Да, забыл сказать: использовалась обычная альпинистская обвязка, отцеп ни разу не понадобился.
Катя (растерянно):
- Да, обычное дело, обычная альпинистская обвязка ...

***
Потом ветер уменьшился, и я смог продвигаться вперёд почти до утра, при этом я попал в полынью. Сумерки, я ещё зачем-то ближе к лесу подошёл, а там как раз у станции Имандра в озеро впадает речка ... Не бурная, но энергией воды лёд топит, и воды у берега, в дельте, по пояс. Так вот, когда я её увидел, было уже поздно, я кайт не стал гасить, чтобы на деревья не упал, а вывел в зенит, но всё равно влетел. Самое сложное было отстегнуть лыжи. Кайт остался на льду и готов был лететь дальше. Я выбрался на берег и понял, что надо ехать. Вставать у железнодорожной станции не хотелось, мне было тепло. Я докатил до острова, там была изба, в ней была печь, а на острове много горелых стволов. Я был с газом, поэтому дрова пришлось ломать, плюс всё это ночью, рассвет уже...
Зато весь следующий день я провёл в избе, отсыпался и отмывался: удалось даже воды нагреть. Привёл себя в порядок, почувствовал человеком, но ветра не было.

***
Пятый день. С утра подул ветер фордевинд, опять очень сильный. Там ветер, как я понял, двух направлений: с одной стороны Хибины, с другой горы Лапландского заповедника, и он дует вдоль озера. Так вот, я двигался в генеральном направлении, рассекая широкую часть Имандры от края до края, от отстойников Апатитовских до другой стороны, приближаясь к Экостровскому проливу. Туда, где с трассы Мурманской идёт дорога в Апатиты. Благополучно пересёк ЛЭП - вовремя заметил, подтянул стропы и прошёл пешком. Была в тот день огромная скорость, это было супер просто. Челюсти у рыбаков отваливались.
Перебрался за пролив, в Экостровскую Имандру, и направился в сторону Лапландского заповедника.
Андрей:
- Это там проводятся Фестивали Севера?
Кирилл:
- Не знаю, у меня была мысль в Лапландский заповедник зайти и на ски-туре... у меня с собой камус был... Но когда я дошёл почти до склонов, ветер опять кончился и пошёл дождь! Это уже был вечер пятого дня, и с утра пол дня шёл этот снегодождь. А у меня с собой книжка хорошая, жгу газ, лежу в палатке. Вечером к дождю прибавился ветер, и я решил, что надо валить в цивилизацию, и поехал в Апатиты, километров примерно тридцать. Кайт под дождём тянул исправно.
У меня сначала была мысль дойти до Полярных Зорь, но внутренний голос мне сказал: "Кирюша, не надо этого делать". И когда я сел в поезд, я подумал: а прав ли был этот голос?
В районе Апатитов проходит некая климатическая граница. Буквально через тридцать километров становится намного теплее. Может быть, потому, что рядом Кандалакшский залив, может ещё почему. Но факт тот, что в районе Полярных Зорь на Имандре лёд - двойной, это когда зима приходит во второй раз. И верхний лёд стал тонким, а на берегах болота, и если бы я туда попал под кайтом, я бы выглядел бледно. Но это актуально в мае, когда едешь туда, надо смотреть.
А вообще, хотелось рассказать, как такие вот альпиндяи ещё и катаются под воздушным змеем !
Катя:
- Ну да, а московский кайтсерфцентр анонсирует Суперэкстремальный_подъём_на_воздушных_змеях_на_Эльбрус !
Кирилл:
- В горах я не очень представляю, как использовать кайт, но там есть отдельные места… На Эльбрус ? Если подниматься не от Приюта, как все ходят, там градусов 45, а с другой стороны, там где-то пять… Зимой это невозможно… Только в том случае, если люди специально тренировались падать на льду… Я бы не рискнул.

***
Наконец Кирилл извлёк из рюкзака объект разговора - кайт в фирменной упаковке.
Андрей:
- Что ты делал с торбой ?! Ты в ней гвозди хранил?
Кирилл (невозмутимо):
- Нет, я в ней хранил вещи, и она волочилась за мной по снегу.

***
Портрет любезно предоставлен героем репортажа, альпинистом Кириллом Корабельниковым (фото сделано в приЭльбрусье :)